По данным географа из Университета штата Пенсильвания, 75 процентов мирового разнообразия семян основных продовольственных культур принадлежат и активно используются самыми разнообразными малыми фермерскими хозяйствами – обрабатывающих от 1,5 до 3 гектар – а оставшиеся 25% хранятся в генных банках.

Профессор географии Карл Зиммерер и его коллеги из лаборатории GeoSyntheSES, проанализировали данных новой переписи из 11 стран Африки, Азии и Латинской Америки, и объединили эти данные с полевыми наблюдениями, получив понимание того, кто занимается сельским хозяйством, что сажает и где именно.

– Эти новые данные представляют гораздо более подробную информацию, чем та, что имеется у Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, – утверждает Зиммерер. – Наши источники включают информацию из Руанды, Уганды, Кении, Эфиопии, Непала, Камбодже, Таиланда, Лаоса, Никарагуа, Колумбии и Перу, и охватывают такие основные продовольственные культуры, как кукуруза, рис, пшеница, картофель и даже тэфф в Эфиопии.

Статистические данные свидетельствуют о том, что именно мелкие фермеры, во многих случаях женщины, сохраняют местные сорта продовольственных культур. Местный сорт является адаптированным к местным условиям, традиционным одомашненным видом. В зависимости от культуры, фермеры могут посадить где-то от одного до 15 различных местных сортов. В то время как средства к существованию у мелких землепользователей часто нестабильны, именно эти местные сорта обеспечивают их жизненно важными хозяйственными и продовольственными ресурсами.

– В случае с кукурузой, фермеры сажают от одного до трёх сортов, потому что эта культура охотно скрещивается и образует новые сорта, производя слишком много новых гибридов для того, чтобы фермеры могли их оценить, – объясняет Зиммерер. – Но на следующей ферме, скорее всего, посадят другие местные сорта, так что будет создаваться ещё большее разнообразие. Но не все мелкие фермеры используют местные сорта с высоким показателем агробиоразнообразия, а лишь те, кто связан через сеть обмена семенами и знаниями. Они создают много новых или так называемых возникающих систем агробиоразнообразия, и не ограничиваются строго реликтовыми или остаточными негибридными культурами, как зачастую полагают несведущие наблюдатели.

Для таких культур, как картофель, который редко скрещивается, на фермерском участке может быть посажено от 25 до 30 местных сортов. Рис, который тоже нечасто скрещивается, демонстрирует похожую на кукурузу систему, с несколькими сортами на каждом поле, но со значительным разнообразием на соседних полях.

Для небольших фермерских хозяйств значимость типа местности выходит за рамки экологических факторов. Зиммерер поделился с участниками ежегодной встречи Американской ассоциации содействия развитию науки, что социально-экономические факторы также играют немаловажную роль.

Пригородные места, места, где жизнь людей существенно зависит от городского пространства и деятельности, приобретают все большую значимость для сохранения и активного использования разнообразных продовольственных культур во всех основных регионах мира.

– Сейчас миллионы людей живут в пригородных условиях и занимаются некрупным сельским хозяйством, – уверен Зиммерер. – Это гибридные пространства социального и сельского хозяйства, на которые оказывает влияние современный город, но где люди могут говорить на языках коренных народов. У них есть отличный доступ к городским рынкам, где рестораны предпочитают покупать такие местные продукты, как кукурузу и киноа в Перу.

На другом конце спектра находятся малодоходные места в отдаленных сельских районах. В таких районах численности населения зачастую сокращается, и образуется нехватка производителей, а во время засухи или других стихийных бедствий в таких районах, семян для пополнения базы разнообразия, которое обычно очень высока, не хватает.

В промежутке между пригородными и отдаленными районами располагаются места, где мелкие фермеры выращивают зерновые культуры и сохраняют разнообразие. Знание потенциальных проблем таких областей и план действий по борьбе с потенциально негативным для сельского хозяйства влиянием, важны для сохранения разнообразия и повышения продовольственной безопасности.

– Сейчас мы определяем целую группу моделей, которые позволят нам описать отношения, с одной стороны, между уровнем высокого агробиоразнообразия семян, а с другой, размером фермы и других, так называемых, факторов земля-система, включая и изменения климата, – объясняет Зиммерер. – Это будет крайне важно при моделировании отношений между землепользованием с высоким агробиоразнообразием и социальными и экологическими факторами.

В рамках этого проекта Зиммерер работал с исследователями из университетов Перу и Боливии и Парижского университета, а также сотрудничал с мелкими фермерами по всему миру.

– Удивительно, но малые системы по-прежнему присутствуют и в США и в Европе, – заверяет Зиммерер. – На самом деле, в настоящее время в этих районах существует даже немного большее количество мелких фермеров, чем раньше.

Источник: supersadovod.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

пять × 1 =